August 27th, 2010

анатолий ульянов - позвонки времени. иллюстрации - shanrivari


портрет,портрет на заказ по фото,николай безрук,арт,shanrivari,современное искусство,dadakinder,альтернатива
Анатолий Ульянов \ тексты

ПОЗВОНКИ ВРЕМЕНИ

by dadakinder

Прошлое, настоящее и будущее обитают лишь в пространстве человеческих понятий и определений; они, собственно, есть, но только в качестве условной словесной разметки, которую мы используем, будучи заколдованными идеей собственной смерти и ощущая себя субъектами в непрестанном движении. Всё это, в целом, естественно, ведь измышляя само понятие времени, мы неизбежно сталкиваемся с необходимостью возвести в его пределах функциональную структуру. В данном случае, водораздел на этапы, когда будущее – это надежда в сумраке, настоящее – осязаемый миг, а прошлое – утраченная территория, населенная мертвецами.

Не думаю, что называть время единым и неделимым уместно, словно время это бывает объективным и существует за пределами земной цивилизации. Время – творение человека, и поэтому он может четвертовать его как ему угодно, всё это никак не отразится на туманности Лебедя или оттенке Луны этим вечером.

Внимания заслуживает не сам водораздел времени, но оголтелая фетишизация одного из его этапов, а именно – прошлого. Человечество завязало с прошлым болезненный роман, разящий если не буквальным инцестом, то, как минимум, настойчивым требованием к любовнице выступать матерью и рядиться в её старые платья. Прошлое зачастую переоценивается, полагаясь авторитетным воспитателем, который наблюдает за тобой с тенистой опушки кладбища истории. Многим думается, – и так было в каждую эпоху, – что минувшие времена отмечены большей мудростью, большим благородством, и, в целом, «раньше всё было по-настоящему» и всячески лучше.

По причине таких вот медово-иллюзорных рассуждений о прошлом, я утверждаю, что танго со временем происходит под аплодисменты смерти. Человек, влюбленный в прошлое, не сумел пережить расставание с молодостью, и болен ностальгией, инфантилизирующе    й минувший день. Большая драма, нужно признать, поскольку и ностальгия, и печаль об утраченной молодости с её красотой неизменно оборачивается капризной обидой на надвигающееся будущее, и восприятием этого будущего как этакой мрачной дали, из которой, разинув пасть, тебе на встречу летит хохочущий гроб.


анатолий ульянов- вера сердючка - андрей данилко - современное искусство - арт


Анатолий Ульянов \ тексты

КОСМИЧЕСКАЯ МАТРЁШКА

by dadakinder

Артист Андрей Данилко рассказывает об испорченном телевидении, пластиковой эстраде и псевдоинтеллектуалах, после чего признается, что считает Верку Сердючку супергероем от искусства.

ВЕРА И ТЕЛЕРОБОТЫ

Вы сами-то довольны своим “Шоу Верки Сердючки”?

Нет. Было всего две с половиной программы, которые меня более-менее удовлетворили. Понимаешь, над шоу работают хорошие ребята, но “хорошие ребята” – не профессия. Многие работники нашего ТВ испорчены покупными программами, которые им присылаются с раскадровкой и подробными инструкциями. С этим материалом люди по схеме собирают все эти успешные проекты типа “Танцы со звездами”. Проблема в том, что когда они берутся за оригинальный продукт, то начинают делать или ситком, или СВ-шоу образца тех ещё лет. Надеюсь, постепенно вот эта зависимость от схем будет минимальна.

Collapse )

Как вообще в этой стране производить оригинальные телепередачи, когда вся ситуация пытается отформатировать твои мозги?

Это именно то, с чем я постоянно борюсь. Из-за этого меня и называют капризным. Пусть. Я не склонен к капризам. Просто люблю, чтобы всё работало должным образом. Да и чувство юмора – это, знаешь ли, очень тонкая штука. И разговор с гостем можно вести по-разному. Помнишь, ты вспоминал шутку с EL-Кравчуком, когда Мама задает ему первый вопрос “От скажи мені, шо ти робиш?”? Подобных моментов в нашем шоу полно, но не всё идет в эфир. А ведь именно из них и должна состоять передача, таким должно быть это шоу. Верка может спросить то, что не могут спросить другие. У нас этого не понимают. У нас хотят просто смешить, потому что вот именно на этом моменте был рейтинг и давайте теперь постоянно так шутить. Но ещё хуже, когда есть рыба, рак и щука. Одна думает, что монтировать нужно вот так, вторая, что иначе, а третий… Я даже не знаю, на кого рот открыть, у них всех разные вкусы и своё понимание Сердючки. Как люди, впрочем, все у нас очень хорошие. Хотелось бы также, чтобы программа выходила в прямом эфире. Тогда всё было бы лучше. Я бы отвечал только за себя. Они б там не могли ничего ни вырезать, ни сократить.

Вы согласны с тем, что телевиденье такое, каков его зритель?

Нет. Знаешь, я вообще не люблю всех этих продюсеров. Они ж диктуют. Шутки свои дурацкие навязывают. Помню, позвали меня в программу “Кышкин дом”. Мне уже от названия дурно стало. Сказали, вот, держи громадную расческу. И тамошний персонаж Лёля должна ко мне выходить, говорить какую-то хрень, а я в ответ должен: “На тебе, Лёля, расческу”. А она: “Зачем?”. А я: “Чеши отсюда”. После этого я никогда больше не говорил того, что мне не нравится. Меня, как и многих других, смешит другое. Творчі вечори Тараса Перчика, букеты от Президента – я умираю с этого. А слова там какие? Школа лицемерия да и только. Зритель, думаю, всё это понимает, чувствует, когда что-то не так.

Наши телепродюсеры – это ж вообще отдельный тип сознания. Создается впечатление, что они настойчиво не понимают процесс добывания рейтинга. Стараются обойти острые углы, никого не обидеть. Жесткие шоу-провокации, которыми пестрит успешное мировое телевиденье, у нас не приветствуются. Стеб, игра контрастов, разрывы шаблонов – ничего не используется. У нас ценится не умение ведущего вывернуть наизнанку гостя, а лишь картинка, на которой хохочут экзальтированные артемоны.

Сам не знаю почему так. Мне постоянно говорят, что программа должна быть смешнее, лиричнее, эксцентричнее. Но это ерунда. Программа должна быть просто интересной. Вот и всё. Да, ко мне приходил Валерий Леонтьев. Да, он был грустный. Но это был Валерий Леонтьев – настоящий, а не изображающий из себя кого-то. Вот что ценно. Показать людей настоящими. У нас этого не понимают. Мы настоящие не соответствуем сценарным разработкам о женском счастье и советам “как родить ребенка”. Дайте зрителю интересный разговор с настоящим человеком. Этого будет достаточно. Будет рейтинг.

К примеру, была у нас на шоу Аросьева. Ей 85 лет. Она впервые рассказала о Миронове вещи, которые не знал никто. О его болезни, комплексах. Это же документ! Так нет. В эфир не пошло.